201612140100

VAŞAK-РЫСЬ

Все таки как много в русском языке от тюркского…

vaşak — рысь
vaşak — почти вожак. Не похоже?

Некогда читать?
Автовоспроизведение статьи:

Сейчас в русском языке под словом вожак имеется ввиду предводитель какой либо группы, чаще применимо к животным или бандитам.

Но, относительно недавно под словом вожак имели ввиду проводника, человека показывающего путь. В современном русском языке по сей день сохранились слова: провожатый, проводник, вожатый вагона, вожатый отряда…

Но, вот самое интересное что и сейчас у охотников часто руководитель группы по прежнему именуется вожак.

Сейчас для охоты в основном используют собак, но ранее использовали и других животных: соколов и рысь. Особенно ценилась в охоте прирученная рысь, она лучше собаки выполняет команды, лучше выдержка и сообразительность. Она четко держит добычу и ведет за собой весь отряд показывая путь преследования добычи.

Вот как интересно описывает охотничью рысь натуралист Оскар Льис:

«Моя рысь, — говорит он, — жесточайший враг домашних кошек. Этим, может быть, можно объяснить, почему на воле рысь и дикая кошка не встречаются в одних и тех же охотничьих областях. Свою молодую рысь я в течение не­многих месяцев приучил отзываться на кличку «Люси». Среди многих собачьих имен, которые я выкрикивал во время охоты, она всегда от­личала свое имя и с образцовым послушанием шла на зов. Мне удалось без всякого труда так хорошо выдрессировать Люси, что во время самой отчаянной, соблазнительной, но запре­щенной охоты за зайцами, птицами и овцами она останавливалась, если до нее достигал мой угрожающий зов, пристыжено бросалась на землю и по-собачьи просила прощения. Она скоро поняла значение выстрела, убивающего дичь для утоления ее голода. Если она была да­леко и не могла слышать моего зова, то достаточно было выстрелить из ружья, чтобы она поспешно явилась. Много ловкости и хитрости она проявляла при охоте за зайцами и голубями, мясо которых она предпочитала всякой другой пище. Люси добровольно, даже с удовольствием, хо­дила на все осенние охоты, следуя за мной по пятам. Если перед нами поднимался заяц или собаки пригоняли его к нам, то начиналась са­мая горячая охота. Однако, несмотря на чрезвы­чайное возбуждение, моя рысь имела всегда на­столько выдержки, что правильно учитывала быстроту своего бега и бега зайца. В тех слу­чаях, когда заяц превосходил ее в беге, она делала прыжки, чтобы схватить добычу. Если же заяц был молодой, не из быстрых, то она гналась за ним, не разбирая дороги, через плет­ни и заборы, следуя за дичью, как борзая со­бака, и охота при этом часто бывала удачной. При охоте на голубей Люси тоже проявляла достаточно сообразительности. После того как она много раз потерпела неудачу, бросаясь на голубей, сидевших на земле, она изменила тактику. Она перестала бросаться прямо на то место, где сидела птица, а стала делать над ней большой, хорошо рассчитанный прыжок вверх и хватала взлетевшего голубя острыми когтями прямо в воздухе.

Люси слушалась только меня и моего брата. Если мы оба в один день уезжали куда-нибудь, то никто не мог ее обуздать. Горе тогда было всякой неосторожной курице, утке или гусю. Однако, с наступлением темноты Люси пере­ставала буйствовать, взлезала на крышу и от­дыхала там, прислонясь к дымовой трубе. Если поздно вечером или ночью к крыльцу подъез­жал наш экипаж, она в несколько прыжков со­скакивала с крыши, спускалась по колоннам вниз и широким, высоким прыжком бросалась мне на грудь, обхватывая мою шею своими сильными передними лапами. Она громко мур­лыкала, ласкалась по-кошачьи, толкала меня головой и входила за нами в комнаты, чтобы расположиться на ночь на софе, постели или около печки.

Однажды мне и моему брату пришлось уехать на целую неделю. Рысь беспокойно искала нас и громко кричала, а на второй день оставила дом и поселилась в ближайшем березовом лесу.

Она начала бояться людей и перестала брать пищу из кухни. Только ночью она возвраща­лась еще на свое обычное место на крыше дома, около трубы. Когда мы ночью возвратились после долгой разлуки домой, радость ее была беспредельна. Вихрем слетела она с крыши и, бросаясь на шею, поочередно душила нас с братом своими ласками. Немедленно она вернулась к прежнему образу жизни и вечером снова доставила всем нашим гостям редкое и крайне занимательное зрелище: вытянувшись на софе за спиной моей матери, читавшей книгу, она довольно мурлыкала, зевала, а иногда порядочно похрапывала.»

Но… Возможно и такое, что вожаком стали называть людей имеющих прирученную рысь 🙂 Такой человек уже отличался из общей массы и имел ряд преимуществ в виде преданности дикого зверя.

P.S.: У меня есть друг по фамилии Арасланов. Aslan — лев.
А еще есть друг по фамилии Сиртланов. Sırtlan — гиена.
Kaplan — тигр.
Kurt — волк.
🙂